Просмотров: 770

ПРОТИВОЯДИЕ ОТ РАЗРУШИТЕЛЬНОЙ СИЛЫ ОСКОРБЛЕНИЙ

Всех когда-то оскорбляли. Не обзывали, не били в драке — именно оскорбляли.
Чувства, которые при этом возникают, — сначала гнев, агрессия, потом депрессия и ощущение чего-то невыразимо гадкого, такого, что нельзя забыть и исправить, разве что через многие годы или века…

Неслучайно еще лет 150 назад считали, что оскорбление можно смыть только кровью — или своей, или врага…

Смертельное оружие

«Не надо отвечать», «нужно простить», «не опускайтесь до уровня врага». Множество «мудрых» советов, подкрепленных странными притчами, учат нас «правильной» реакции на оскорбление. Однако существуют законы, карающие за оскорбление личности. А ведь чего проще — гордо уйти и смиренно простить. Пусть оскорбляют. Сегодня оскорбили, завтра ударили, послезавтра убили.

 

Понятно, были и есть святые люди, которым нипочем оскорбления. Они от них только крепче делаются и лучше. А вот у обычного человека сначала происходит выброс адреналина, который повышает давление, влияет на сердечно-сосудистую систему, а потом запускаются другие химические реакции.

Причем точно такие же, как если бы ударили палкой по голове. Это убедительно доказали исследования психофизиологов: человек обладает второй сигнальной системой, которая реагирует на речь, на эмоциональные события.

Когда в газетах началась травля Пастернака, он сначала пережил инфаркт, а потом заболел раком легких. И в мучениях скончался. Рак развился именно в период публикации писем советских граждан, наполненных праведным гневом и оскорблениями типа:

«Стихов Пастернака я не читал. Но однажды в болоте видел жабу, которая издавала гнусное кваканье. Такое же кваканье издает Пастернак, клевеща на нашу Родину…»

 

Полагаю, завистливые поэты XVIII столетия изрядно сократили век великого Ломоносова. Попробуйте представить (хотя лучше не надо), что испытывает человек, читая такие вирши:

«Хоть глотку пьяную закрыл, отвисши зоб, не возьмешь ли с собой ты бочку пива в гроб? И так же счастлив мнишь в будущем быть веке, как здесь у многих ты в приязни и опеке?»

Злоба и неприкрытая зависть так и брызжут из-под пера Тредиаковского, так и хочется ему побольнее оскорбить, ударить…Стихотворение, к слову, так себе, но оскорбление — на уровне коммунальной кухни, профессиональное.

 

Брань на поле брани

Раньше побоища начинали со взаимных оскорблений. Впрочем, и сейчас то же самое. Врага пытаются унизить, раздавить, вывести из себя, лишить способности трезво мыслить и адекватно реагировать, чтобы затем уничтожить в бою. Недаром некоторые слова так и называются — «бранные»: издревле они использовались на поле брани, наравне с кулаками, пращами, палицами и огнестрельным оружием.

Для подавления и уничтожения личности тоже используются оскорбления, которые рано или поздно разрушают психологическую защиту, превращают личность в тварь дрожащую. Постоянные оскорбления способны убить человека, даже если не применять к нему физического воздействия. Результат будет таким же, как при ежедневных побоях.

Кстати, в Америке к проблеме оскорблений стали относиться крайне серьезно. Порой доходит до комизма: толстых людей нельзя называть толстыми — следует говорить и писать «человек, развивающийся горизонтально». А неудачника рекомендуется именовать «человеком с отложенным успехом». Вот так проблема решается на государственном уровне…

 

Клин клином

Как же относиться к оскорблениям? Полагаю, на этот вопрос отвечает сам организм: бурные биохимические и психофизиологические реакции мало зависят от нашего сознательного вмешательства. Поэтому мудрые притчи и философские афоризмы как-то утрачивают актуальность в момент серьезных оскорблений. Впрочем, оскорбитель и сам сильно рискует — кто знает, какую реакцию выдаст ваш мозг?

Источник